old_astrakhan


История Астрахани. Краеведение


Previous Entry Share Next Entry
О мостах и водоёмах Астрахани из книги "Столица преславной провинции"
astrakhan_ppru wrote in old_astrakhan
Согласно Генеральному плану застройки Астрахани город был разделен на четыре части. Административное деление города предопределялось расположением городских водных артерий: первая часть располагалась между Волгой, Кутумом и Варвациевским каналом; вторая - за Кутумом к северу; третья - за Кутумом к востоку; четвертая - за каналом к югу.
Город, разделенный на части рекой и каналом, ощущал острую потребность в мостах, существовавшие лодочные переправы не могли удовлетворить потребности горожан. Так как по Высочайше утвержденному в 1801 г плану Астрахани защитные валы, мосты и шлюзы должны были сооружаться за счет города то одной из главных забот городской Думы являлось строительство мостов.
Сербский писатель Иво Андрич сказал некогда о мостах: «Они важнее, чем дома, они более святы, чем церкви, потому что сильнее объединяют. Они принадлежат всем и всем в равной мере приносят пользу; они возводятся именно в тех местах, где сходится множество человеческих потребностей; они долговечнее других строений и никогда не служат какой-то скрытой или злой цели»*.
В начале XIX в. на реке Кутум городские власти построили два моста. В 1802 г. был сооружен Воздвиженский мост на месте Воздвиженского лодочного перевоза, который соединял часть Земляного города и Армянский базар с Закутумной слободой, а в 1804 г. возвели Красный мост.
Нехватка денежных средств вынуждала власти привлекать для строительства мостов частный капитал. По просьбе губернатора Д.В. Тенишева купец И.А. Варваций выделил 10 тыс. руб. на строительство третьего, Спасского моста. В ноябре 1805 г. «деревянный мост длинною 88 сажен и шириною в четыре» был в торжественной обстановке, в присутствии губернатора принят городской Думой. 21 января 1885 г. городская Дума дала купцам Л.В. Макарову, П.И. Чучину и В.И. Смирнову разрешение на строительство пешеходного моста через Кутум, который после возведения должен был перейти в ведение города.
Благодаря привлечению частных инвестиций и использованию собственных средств городская Дума активно занималась сооружением новых мостов. Только в 1834 г. она истратила на «устройство мостов» 27 тыс. руб. В 1838 г. в Астрахани уже насчитывалось 14 деревянных и земляных мостов. 11 декабря 1873 г Дума по просьбе жителей приняла постановление о строительстве в 1874 г. Ямгурчевского моста. В 1887 г был возведен пешеходный мост через Варвациевский канал у Татарского съезда. Согласно данным энциклопедии Брокгауза и Эфрона, в конце XIX в. на Кутуме имелось 6 мостов и два перевоза; на Варвациевском канале — 7 мостов.
Содержание мостов требовало немалых средств из городской казны, так как деревянные мосты не выдерживали нагрузки и требовали постоянного ремонта. Согласно рапорту гласного городской Думы Андрея Старова, поданному в Думу в январе 1805 г, «...у старополицейского моста от давнего стояния... перед въездами с обеих сторон сваи прогнили, и насланные над ними половые брусья отвалились, а частью и перила...».
2 января 1812 г. городская Дума в составе городского головы Алексея Петрова, гласных Петра Казачихина, Ивана Смирнова, Ивана Михайловского, Мамеда Измаилова, Алексея Кирпичникова и Ивана Богданова обсуждала обращение полицмейстера, в котором говорилось, что «во всех частях города на реках и канале усмотрены
полиции мосты в худом положении, так что во многих местах даже пробились дыры отчего при сей осторожности еще можно проезжать во время дня, а ночью лошади подвержены ускользнуть в те дыры и повредить себя». Полицмейстер требовал привести «через починку все те мосты в лучший и безопасный порядок». Дума приняла решение просить губернского архитектора, чтобы он «освидетельствовал» городские мосты и составил смету на их ремонт, а также обратиться к «астраханской публике» с тем, чтобы желающие заняться починкой мостов «для договора в цене явились в городскую Думу».
С цель укрепления покрытия мостов с 1889 г. они начали застилаться камнем; первым был закрыт камнем Сапожниковский (бывший Спасский) мост-.
Для надзора за содержанием мостов городская Дума учредила специальную должность караульщика, который следил, чтобы под мостами не ночевали бродяги, не разводили костров, чтобы к мосту не приставали большие суда, чтобы у моста ночью зажигали фонарик
Застройка окраин Астрахани, была сопряжена с осушением, дренированием, обвалованием затопляемых низин и болот. Губернская администрация жаловалась Сенату на отсутствие территории для поселения жителей: «В Астрахани обывателей селить негде, потому что, кроме бугров, везде поемные места, а других к тому способных мест здесь нет. Если же оные низменные места валом огораживать, то по бедности здешнего гражданства всего этого учинить они не в состоянии».
Низменные части города с солонцеватой почвой быстро увлажнялись и с большим трудом высыхали даже после незначительных осадков. Как писал современник, «на улицах и площадях низменных, которые на Косе, с южной стороны Кремля, около Армянского моста, на канаве, от дождей здесь остаются зловонные лужи...».
Побывавший в Астрахани во время Персидского похода (1722- 1723 гг.) Петр I отдал распоряжение: «для осушения солончаковых болот и для пристанища мелким судам во время сильного наводнения реки Волги» построить канал, который бы соединил Кутум с Волгой. Канал должен был являться своеобразной дренажной системой, его постройка привела бы к понижению уровня почвенных вод в юго-восточной части города. Однако работы по его сооружению начались только в 1744 г, и к началу XIX в. канал был вырыт лишь наполовину. Как писал автор книги «Астрахань и Астраханская губерния», канал заливался «всякими нечистотами, запруживавшими свободное течение воды и заражавшими воздух, тлетворными испарениями».
В 1809 г. император Александр I отдал распоряжение «приступить к устройству засорившегося и испортившегося канала», на строительство из государственного бюджета было выделено 124 тыс. руб., сумма явно недостаточная для осуществления проекта. Тогда купец В.А. Варваций вызвался углубить фарватер канала на свои средства. Затраты составили 600 тыс. руб. В 1817 г строительство было завершено.
В 1838 г. газета «Астраханские губернские ведомости» писала; «Цель Великого Петра вполне исполнена. Низменные болотистые части города осушены этим каналом, который, сверх того, доставлял его жителям воду и облегчает доставку жизненных припасов в самую середину города. Канал имеет в длину более двух верст с половиной и 20 сажен в ширину. С обеих сторон устроена деревянная набережная... В воспоминание блистательного поступка Варвация Канал переименован из Астраханского в Варвациевский». Канал также имел огромное значение в осушении заболоченных низин южной части города вплоть до Паробичева бугра и пороховых погребов.
Содержание Варвациевского канала требовало значительных средств, так как его постоянно заносило песком; был необходим и ремонт береговых укреплений.
По свидетельству астраханского краеведа А.С. Маркова, городской голова А.П. Сапожников в 20-е гг XIX в. истратил несколько
тысяч рублей личного капитала на благоустройство Варвациевского канала, а также требовал от гласных Думы «постоянно следить за состоянием мостов во внутригородских реках».
В феврале 1834 г. астраханский военный губернатор Василий Гаврилович Пяткин направил в городскую думу предложение углубить канал «для снабжение жителей хорошей водой». Расчеты показали, что расходы на проведение работ составят 1 ООО руб.
В 1837-1838 гг особая городская комиссия провела работы по устройству береговых укреплений и съездов на Варвациевском канале: были заменены сгнившие деревянные панели, посажены выписанные из Саратова липы. Расходы городской казны составили более 30 тыс. руб. В 1871 г по решению городской управы под руководством члена управы И.Г. Сергеева вдоль канала были высажены деревья - акация и тутовник".
Однако у города не хватало средств для того, чтобы регулярно проводить очистку канала, и поэтому к концу XIX в. «канал принял невозможный вид». Строительство каналов было продолжено в 1854 г. когда был сооружен канал соединивший Волгу с рекой Скаржинкой.
Важную роль в жизни города играла река Кутум: она не только выполняла роль гавани, но и являлась удобным путем доставки в город, в основном на Большие Исады, рыбы, молока, фруктов и других продуктов из близлежащих сел. К середине XIX в. Кутум сильно обмелел. Старший врач Астраханской городской больницы Ф. Ольдекоп в 1868 г. отмечал, что «вместе с падением воды становится более тихим и течение Кутума, наконец, оно совершенно прекращается, что обыкновенно случается в конце сентября, и часть реки высыхает вовсе».
23 марта 1881 г. Дума выделила на углубление Кутума 10 тыс. руб., но работы так и не были проведены*.
в то же время на повороте Кутума у Ильинского и Телетовского бугров во время весеннего половодья из-за быстрого течения подмывался обрывистый и высокий берег, отчего ежегодно после спада воды разрушались береговые укрепления. 14 июля 1877 г. полицейский пристав 5-го участка города докладывал астраханскому городскому голове Андрею Кирилловичу Ключареву: «Во всякое время дня и ночи в этом месте по берегу Кутума бурлаки тянут бечевой суда, и постоянно ходят люди на кирпичные заводы и в сады, почему необходимо по возможности скорее восстановить это укрепление, в особенности ввиду приближающегося сбора винограда, когда рабочие проходят здесь толпами».
В 1894 г. потомственный почетный гражданин С.М. Лионозов вызвался за свой счет углубить Варвациевский канал, Кутум и Адмиралтейский затон. После смерти С.М. Лионозова его наследники за 80 тыс. руб. приобрели в Англии землечерпалку, построили вал на Песчаной Косе и провели работы по углублению затона. «Но затем... передали городу машину, произведенные работы и
175 тыс. р. наличными, отказавшись лично продолжать начатое дело». Таким образом, дальнейшие работы проводились городскими властями, их возглавил гласный Думы Х.Н. Сергеев\
В начале XIX в. Бакалдинская протока была зарегулирована плотиной и, огражденная от города деревянно-земляным укреплением, все больше превращалась в стоячее болото. Река Криуша почти полностью обмелела. Слабое течение наблюдалось лишь во время половодья, в остальное время она имела глубину не более полуметра, а иногда превращалась в цепь небольших солончаковых болот. В 1886 г. санитарный надзор потребовал от городских властей немедленно приступить к полному уничтожению стоячих водоемов. В условиях астраханского зноя врачи считали их «величайшим злом» и предлагали «засыпать непроточные пруды большим слоем земли и засадить растительностью». На месте части русла реки Бакалды возникли улицы Старозаливная и Адмиралтейская.
к концу XIX в. существовавшие на восточной и южной окраине города ильмени и соединявшие их с. Волгой, Болдой и Кутумом небольшие речки Криуша, Бакалда, Луковка были засыпаны, в результате чего уровень агрессивных грунтовых вод в городской черте был значительно поднят.
Еш,е одной проблемой, которую должны были решать городские власти, была защита города от весенних половодий и наводнений. Весной из берегов выходила не только Волга, но и прилегавшие к городу ерики и протоки.
Вдоль берегов возводились огромные земляные валы. Так, в январе 1805 г. на заседании Думы рассматривался рапорт гласного Андрея Старова, в котором он указывал, что «у скворцовской заплотины от давнего стоянии шлюз... почти сгнил...». Гласный предложил «заделать трубу новую, а побить около оной для укрепления сваи, дабы во время половодья от незделанья оной не пропустить в криз воды...».
В 1825 г. из Петербурга в Астрахань был командирован «опытный чиновник для указания лучших способов в защите города от наводнений и к устроению... с тем, чтобы самые работы, с разрешения губернатора, ежегодно производимы были, под руководством того чиновника, а архитекторы и землемеры употреблялись к смотрению за работами» Только в 1834 г. затраты Думы на «починку и содержание около города перемычек, валов, мостов, платин» составили 38 582 руб. 73 коп. Однако средств городской казны не хватало, поэтому городские власти привлекали горожан на строительства береговых укреплений. Так, земляные работы вокруг Царевской слободы с 1836 г. вели сами жители, за что им были отменены оценочные платежи за дома в доход города.
В феврале 1838 г. городская Дума под председательством городского головы Алексея Михайловича Холщевникова на своем заседании в присутствии гласных Ивана Смирнова, Василия Тимофеева, Николая Смирнова, Николая Киселева, Якова Турыжникова рассмотрела вопрос о «заготовке материалов потребных для содержания вокруг града валов защищающих жителей от половодья» и
приняла решение просить начальника Строительного отряда путей сообщения полковника Вильке «обозреть все валы вокруг города» и составить смету необходимых работ. Но и они, несмотря на значительные затраты, не обеспечивали полной безопасности. В 1835, 1853, 1856 гг. Астрахань подвергалась сильным наводнениям.
8 мая 1867 г. уровень воды у Астрахани составил 8 футов
11 дюймов выше ординара. Складывалась критическая ситуация. 9 мая 1867 г городской голова Александр Александрович Сапожников обратился к жителям города с просьбой: «домовладельцам... имеющих дома в прибрежных местах рр. Волги, Кутума и Варварциевского канала, иметь в запасе на каждый двор до десяти кулей, насыпанных землей, для защиты от наводнения, - так как в нынешнем году, в Верховых Губерниях, по полученным сведениям, был весьма большой разлив рек во время половодья». Начиная с 9 мая городские власти стали публиковать сведения об уровне Волги в районе Астрахани. Вода продолжала прибывать.
12 мая уровень Волги составлял 10 футов и 7 дюймов выше ординара. В эти дни «Астраханский листок» писал: «Вода возвышается в гигантской пропорции... Берега... преисполнены водой - местами начались прорывы. На Косе вода залила огромное пространство между Затоном и Волгою, между Закутумским предместьем и Населением или Воскресенской Слободой, около виноградных и фруктовых обывательских садов... Набережная Волги и насыпи Кутума еще держатся, но с трудом - так что вода может хлынуть скоро в улицы при малейшем волнении ветра...».
16 мая городской голова вновь обратился к горожанам с просьбой вести «тщательный надзор за близ находящимися валами, так как береговые валы находятся на обширном пространстве в разных местах г Астрахани и при всех принятых Думой средствах, не могут быть охраняемы нанятыми Думаю людьми...». Дума организовала работы по укреплению валов, которые продолжались денем и ночью. Однако рыхлые и непрочные свежие земляные на-
сыпи не смогли сдержать напор воды. Утром 16 мая при сильном ветре вода ворвалась в низменную северо-западную часть города и затопила «Селение», Средне-волжский остров, болдинские лесные пристани, пивоваренные заводы, склады, жилые постройки. Глубина воды составляла 7 футов. Как пишет А.Н. Штылько, только решительные действия городского головы А.А. Сапожникова спасли город от затопления. Он приказал опорожнить за свой счет мучные лавки и укрепить берег мешками с мукой.
Городская Дума постоянно создавала комитеты и комиссии по укреплению берегов. Однако работа этих структур была неэффективной из-за частой ротации их членов. Так, в 1861 г. из городской комиссии «по укреплении берега реки Волги» по разным причинам вышло 5 человек. Другой причиной была нехватка денег и задержка их перечисления на счета комиссии, что вело к срывам поставок необходимых материалов. Например, контракт с полковником Елене- вым на поставку 593,98 куб сажень хвороста, связанного в фашины, оказался сорван из-за отсутствия у комиссии достаточных денежных средств. Вместо необходимой суммы в 5 тыс. руб. городская Дума выделила только 3 тыс. руб. С 10 мая по 28 июля 1861 г шла переписка между комиссией и городской Думой о выделении 2 тыс. руб. Общие же затраты на укрепление берегов должны были составить, по расчетам специалистов, 13 053 руб. 20,5 коп.
В январе 1869 г. под председательством городского головы Н.И. Плотникова был образован очередной комитет из выборных граждан и техников для укрепления берегов Волги.
В 1882 г. городские власти приняли решение обновить все городские укрепления (протяженностью более 35 верст) и поднять высоту валов с 12,5 до 14 футов. В южной окрестности города валы укреплялись от порохового завода по р. Бехче и р. Цареву, по Приволжскому затону, по берегу р. Кутум до кирпичного завода Телетова, по краю р. Бакалды, не прилегающему к буграм. Землю возили на колымагах с близлежащих бугров. Работникам по договору платили по 14 коп. за воз. Валы для прочности укрепляли хворостом. Так, Абдула Аубекеров из села Килинчи продал городской управе 100 куб. сажень хвороста по 6 руб. 50 коп. за куб.
В 90-е гг. XIX в. опасность наводнений по-прежнему была актуальной. Так, 19 мая 1892 г. произошел сильный шторм на Волге, повредивший набережные укрепления. В некоторых местах были прорваны забойки и валы. Погибло много судов, была разрушена платформа у Старой биржи, купальня. В мае 1895 г вновь возникла угроза наводнения, обвалился берег у пристани Беззубикова и набережная у пристани общества «Самолет».
В марте 1897 г в связи с приближением половодья городские власти приняли экстренные меры для укрепления берегов и распорядились использовать для этого кварцевые плиты, которые были сложены в кремле после разборки старого Гостиного двора
Городские власти осознавали, что «правильное» устройство валов требует профессионального участия. В 1913 г была учреждена должность гидротехника. В 1916 г в управе работали над проектом обустройства «капитальных» набережных и валов. За три года (1914-1916 гг) Дума выделила 215 ООО руб. на работы по защите города от наводнений. Городской голова Кравченко был уверен, что Астрахань существует только благодаря сооруженным валам (их протяженность составляла 49 верст, а высота достигала 14 футов). Астраханская городская дума продолжала ассигновать средства и на дноуглубительные работы. Так, в 1917 г на эксплуатацию землесоса «Памяти Лионозова» было выделено 29 454 руб. 37 коп.

?

Log in

No account? Create an account